ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Жить с ВИЧ = жить долго? Янис Кривенс рассказывает историю Оярса

Я один из самых, можно сказать, старейших ВИЧ-пациентов в Латвии и могу служить наглядным доказательством трех вещей. Во-первых, того, что ВИЧ сегодня — это не смертный приговор, и люди с ВИЧ могут прожить долгую жизнь. Мне скоро исполнится 70, я отлично себя чувствую! Во-вторых, чтобы так было, необходимо лечение. В-третьих, каждый может сделать что-то хорошее и важное для поддержки людей, которые живут с ВИЧ.

Прочесть всю статью >>

И тогда я очень разозлилась! Мария Линарте рассказывает историю Хелги

Эмоциональный шок в связи с ВИЧ я испытала два раза. Первый раз, когда с подозрением на грипп попала в больницу, и оказалось, что у меня ВИЧ в стадии обострения. Я познакомилась с болезнью, привыкла, начала лечиться, около полугода пила лекарства… Потом случился второй удар — мне сказали, что теперь я уже достаточно здорова, показатели хорошие и лекарства следует отменить. Но мы говорим о ВИЧ! Это хроническое заболевание, для контроля которого нужно всю жизнь пить лекарства, это я уже хорошо знала. И тогда я очень разозлилась, решила бороться.

Прочесть всю статью >>

Теперь я знаю, что ВИЧ диагноз – это не приговор. История Каспарcа

Меня зовут Каспарс, у меня ВИЧ. По окончанию средней школы я приехал учиться в Ригу, был порядочным и целеустремленным молодым человеком. Я старался фокусироваться на учебе и карьере, а не на развлечениях и девушках. В своих взглядах я довольно традиционен, поэтому мне не казалось важным искать связи на одну ночь. А если такое случалось, всегда пользовался презервативом. К сожалению, пару раз я этого не сделал, и какой-то из них оказался для меня судьбоносным.

Прочесть всю статью >>

Как сапожник без сапог. Кристине Гарклава рассказывает историю Эвиты

Мои отношения с ВИЧ – почти как в старой истории про сапожника и сапоги. Пять лет назад я работала в системе здравоохранения и организовывал мероприятия, в рамках которых мы предлагали провести экспресс-тесты на ВИЧ. Шутки ради на одном таком мероприятии я сделала экспресс-тест сама. Он оказался положительным. Я смотрела на результат теста и не могла поверить. Это ошибка, со мной такого не может произойти, со мной все в порядке. Однако никакой ошибки не было.

Прочесть всю статью >>

Мою жизнь разрушили не наркотики, а я сам. Интервью Иевы Адамс с ВИЧ-инфицированым Томасом

Томас имеет ВИЧ-положительный статус. Он — один из тех редких людей, что говорят о своей болезни открыто, не пряча лица. Его история сурова и мрачна, но в последние годы жизнь Томаса окрасилась более светлыми красками. После тяжелого детства и попыток притупить свои проблемы дурманом наркотиков он начал новую жизнь — свободную от зависимости, но заполненную надеждой на любовь и счастье.

Прочесть всю статью >>

ieva

Он пришел с розой и куском мяса. Интервью Интарса Бусулиса с ВИЧ-инфицированной парой

Кристине и Валдис (имена изменены) встретили друг друга во время посещения группы поддержки ВИЧ-инфицированных. Хотя, после смерти жены, проигравшей в борьбе с этой болезнью, Валдис решил больше новые отношения не заводить, знакомство с Кристине изменило его планы. Смотря на эту пару и разговаривая с ними, с трудом веришь в то, что их обоих затронула болезнь, пугающая столь многих людей и все еще связываемая большинством из них с медленной и мучительной смертью, хотя в реальности так происходит крайне редко.

Прочесть всю статью >>

Мой партнер не верил в болезнь. Интервью Марии Наумовой с ВИЧ-инфицированной Гинтой

В качестве интервьюера в первой беседе выступила певица Мария Наумова. Она пообщалась с 28-летней Гинтой (имя изменено), которая о своей болезни узнала семь лет назад. Женщину заразил партнер, с которым она жила на протяжении многих лет. Вопреки болезни, Гинте удалось вновь обрести любовь и выйти замуж.

Прочесть всю статью >>

Это — не мучительная смерть. Интервью Мариса Верпаковскиса с ВИЧ-инфицированной гей-парой

Сандис и Кристапс — гей-пара. Оба инфицировались путем сексуального контакта — Кристапс о своем статусе узнал в 2010 году, а Сандис — около трех лет тому назад. Вопреки тому, что после шокирующего диагноза Кристапс уже успел распланировать свои грядущие похороны, сейчас оба мужчины живут полной жизнью, и врачи дают им обнадеживающие прогнозы. ВИЧ — не смертный приговор, считают они.

Прочесть всю статью >>